Главная » Без рубрики

Мьянма, в поисках этнических тату. «Последний бирманец». Отчет 2012 (окончание).

23 ноября 2012 3 комментария

Часть 11-я

С приходом нового дня мы с Вовой (это мой бирманский проводник и водитель мотобайка) снова собираемся в дорогу. Сегодня  намерен отправиться в горы, в противоположную сторону от моря. Именно там по словам У Шве До, можно отыскать людей с некогда традиционными орнаментами-оберегами, которые бирманцы выкалывали на ногах.

Нахлобучив шапку и по уши умазавшись кремом от загара, я усаживаюсь на байк сзади Вовы. В рюкзаке несколько литров воды, дорожка сегодня предстоит не легкая.

Удаляясь от моря мы минуем несколько речушек. На некоторых вместо мостов стоят лодки.

Своего рода плавучие понтоны, по которым нам приходится перетаскивать свой скутер.

Однако уже вскоре ручейки исчезают и мы въезжаем в зону тотальной засухи.

Вокруг запыленные поля, дороги из зыбучего песка, да высохшие камыши и кусты.

Вокруг все буквально трещит и кукожится от солнца.

Представляю, что будет если бросить спичку в эти заросли камыша. Видимо Вова думает о чем-то подобном. Вовик как-то странно шныряет глазами по камышам, мотобайк притормаживает и мы едва плетемся сначала по глиняной дороге, потом дюнам, а затем по перегородкам рисовых чеков.

Причем чем дальше мы удаляемся от цивилизации, тем перегородки полей становятся все уже и уже. Мотоцикл начинает вилять и я чувствую, что мы вот-вот полетим в трам-тарары. «Вот-вот» наступает раньше, чем я думал. На въезде на очередное рисовое поле, Вовик поддает газа, мотобайк рвет вперед, слетает с кромки чека и мы вместе с мотобайком летим вниз.

Причем я оказываюсь под мотоциклом, он на мне, а сверху на нас приземляется Вова. Выхлопная труба прижимается к моей ноге. Кожа начинает скворчать, как яичница. Благо Вовик быстро спрыгивает с байка и стягивает его с меня. Я задираю штанину, на ноге большое красное пятно.

Вовик с надеждой предлагает вернуться, но нет. Я замазываю пятно кремом «после загара» и показываю рукой вперед. Мой водила снова садится на мотобайк и мы отправляемся в путь. Правда часть пути мне приходится идти пешком. Передвигаться по чекам вдвоем Вова теперь боится.

Через час на горизонте появляется очередная деревня. Увидев нас, все жители от мала до велика высыпают наружу.

Я так понимаю, что в данный момент присутствую при явлении бледнолицего народу. Причем в роли главного героя. Местный народ белых людей до этого момента никогда не видел. Все толпятся вокруг меня, но при моих попытках протянуть к кому-нибудь руку малышня буквально разлетается по сторонам.

Ну что ж будем общаться на расстоянии.

На мой вопрос есть ли у вас в деревне мужчины с татуированными ногами? Все хором кричат, «да, есть!»

Ну слава Богу!

Малышня тут же удирает куда-то, а взрослые усаживают меня за стол и предлагают воды. В самый раз!

Я пью, все галдят и тут вдруг гомон резко затихает и все присутствующие люди поворачиваются в сторону калитки. Я тоже оглядываюсь и вижу, что ко мне подходит «мой звездный час» – старый, престарый дедушка с татуированными ногами.

Дед приближается ко мне, протягивает мне руку и говорит, мое имя У Швен Дан и мне 104 года. Ну ни фига себе, а ведь я все же нашел его, своего «последнего бирманца»!

Затем мы садимся и долго говорим с У Швен Даном о его жизни, близких, традициях и о том, как он сделал себе эти татуировки.

Я быстро записываю рассказ деда в блокнот, а все окружающие люди с удивлением смотрят, но смотрят ни на уникального деда, а на странные значки, которые появляются у меня в блокноте.

Затем набравшись наглости я прошу дедуку сфотографировать его раздетым. Вся толпа замирает, а дед смеется и говорит, «а почему нет, там нет ничего нового»… Затем мы идем в дом, поднимаемся на второй этаж и У Швен Дан скидывает юбку.

Я фотографирую, а про себя радуюсь своему маленькому открытию. Оказывается наколка вовсе не покрывает тело от колен до пояса, как все говорили мне до этого. Наколка достигает лишь до ягодиц и там заканчивается…

После «фотосессии» мы идем к У Швен Дану в дом и он знакомит меня со своей женой, которой 89 лет.

Я благодарю У Швен Дана за прием и рассказ и сую ему 20 долларов.

– Да мне не надо, – говорит дед. – Мы кушаем только рис,  а его сами растим.

– Ну детям отдадите, – говорю я и мы начинаем собираться в обратную дорогу.

Солнце садится, мы выезжаем из деревни, а с веранды мне машет рукой мой «последний легендарный бирманец»…

Ну что ж пора возвращаться домой…

3 комментария »

  • avatar
    Андрей said:

    Понравилось фото, где ты в местных «сомбреро» и «мокасинах» по джунглям променад совершаешь! :-)
    Есть два вопроса.
    1.На каком языке общался? Только не говори, что бирманский выучил.
    2. …нет, это пожалуй по электронке спрошу, а то вдруг ответить не захочешь, неудобно будет. А по «е-мейлу» и послать можно. :-0

  • avatar
    Нюра said:

    Андрей мои мысли озвучил. =)
    Хотя, нам ли, дикарям, не знать того языка, который понимают во всех уголках мира — язык жестов и улыбка! =)

  • avatar
    Андрей said:

    Сомневаюсь, что мьянмцы (тьфу, ты, ну и слово же выговорил :-) )такие же сообразительные, как и тайцы. Хотя, внешность обманчива.

Оставьте свой комментарий!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Можно подписаться на комментарии к этой статье по RSS.

Это сайт использует аватары Gravatar. Вы можете получить свой глобально распознаваемый аватар на сайте Gravatar.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru